N 2 - Marzo 2003 Lavori in corso Didattica & Innovazione

 

 

ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ В СОВРЕМЕННОМ

ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РОССИИ

 

 

Переход к рыночной организации экономики потребовал кардинального изменения сложившихся в прежней экономической системе отношений собственности и их нового правового оформления. Российское гражданское законодательство отказалось от традиционных для прежнего подхода политических деклараций, последовательно заменив их юридическими понятиями и конструкциями. Оно закрепило многообразие правовых форм реализации экономических отношений собственности, не сводящихся только к праву собственности. Категория права собственности стала составной частью более широкого понятия вещных прав. Таким образом, сложилось и получило законодательное закрепление современное гражданско-правовое учение о вещных правах и праве собственности как их важнейшей разновидности. В его основе лежит четкое разграничение экономического и юридического понимания отношений собственности.

 

Собственность - это определенное экономическое (фактическое) отношение, подвергаемое правовому оформлению. Оно состоит, во-первых, из отношения между людьми по поводу конкретного имущества (вещей), поскольку такое имущество присваивается определенным лицом (собственником), использующим его в своих интересах, а все другие лица должны не препятствовать ему в этом. Во-вторых, оно включает в себя также отношение данного лица к присвоенному имуществу как к своему собственному (ибо к своему имуществу обычный человек относится иначе, чем к чужому).

 

Право оформляет обе названные стороны отношения собственности: и отношение между людьми по поводу имущества, давая владельцу возможности защиты от необоснованных посягательств иных (третьих) лиц, и его отношение к присвоенному имуществу, определяя содержание и границы правомочий собственника.

 

В отношениях собственности тесно переплетаются две их стороны: благо обладания имуществом и получения доходов от его использования и бремя несения связанных с этим расходов, издержек и риска. Поэтому ст. 210 ГК специально подчеркивает необходимость для собственника нести бремя содержания своего имущества, если только законом или договором это бремя или его часть не возложены на иное лицо (например, охрана сданного в наем имущества - на нанимателя, управление имуществом банкрота - на конкурсного управляющего и т.д.).

 

Собственник несет также риск случайной гибели или порчи своего имущества, т.е. его утраты или повреждения при отсутствии чьей-либо вины в этом (ст. 211 ГК). По сути этот риск также составляет часть указанного выше бремени собственника. Перенос риска случайной гибели или порчи имущества на других лиц возможен по договору собственника с ними (например, по условиям конкретного арендного договора), а также в силу указания закона (в частности, такой риск может нести опекун как доверительный управляющий имуществом собственника-подопечного).

Вместе с тем, экономические отношения собственности приобретают различные юридические (гражданско-правовые) формы. Ведь их объектом выступают товары, которые в развитом товарном обороте представляют собой не только вещи, но и результаты работ и услуг, в том числе не имеющие материального характера, нематериальные результаты творческой деятельности, а также отдельные права (например, оформленные в виде ценных бумаг или вклада в кредитной организации), и даже средства индивидуализации товаров (товарные знаки, фирменные наименования и т.п.).

 

Гражданско-правовой режим перечисленных объектов устанавливается с помощью не только вещных, но и обязательственных, и исключительных прав, а сами вещные права не исчерпываются правом собственности. Поэтому товар в экономическом смысле юридически не всегда составляет объект права собственности. В этом качестве могут выступать только индивидуально определенные вещи.

Экономические формы отношений присвоения принято называть формами собственности. Форма собственности представляет собой экономическое, а не юридическое понятие. Провозглашение в п.2 ст.8 Конституции РФ (п.1 ст.212 ГК) признания и равной защиты частной, публичной (государственной и муниципальной) и иных форм собственности имеет в виду именно экономические, а не юридические категории.

 

При этом частная форма собственности (присвоения) и в конституционном понимании является общим, собирательным понятием для присвоения (собственности) любых частных (негосударственных, непубличных) лиц, в этом смысле противостоящим публичному или общественному присвоению (государственной и муниципальной (публичной) собственности).

Имущественный оборот в рыночном хозяйстве требует принципиального равенства прав товаровладельцев как собственников имущества с тем, чтобы возможности по отчуждению и приобретению (присвоению) вещей были бы одинаковыми у всех товаровладельцев. Поэтому и становится необходимым принцип равенства всех форм собственности, который тоже носит экономический, а не юридический характер.

 

Обеспечить же равенство всех форм собственности в юридическом смысле невозможно. Так, в государственной собственности может находиться любое имущество, в том числе изъятое из оборота; государство может приобретать имущество в собственность такими способами (налоги, сборы, пошлины, реквизиция, конфискация, национализация), которых лишены граждане и юридические лица и т.д. Поэтому ст. 212 ГК говорит лишь о признании различных форм собственности и равной защите прав всех собственников, а не о равенстве всех форм собственности.

 

Равенство частных и публичных собственников выражается в признании за любыми из них одинаковых правомочий (юридически признанных возможностей); в признании за частными собственниками - гражданами и юридическими лицами - возможности иметь на праве собственности любое имущество (кроме изъятого из оборота законом или ограниченного в обороте законом), причем без ограничений его количества и стоимости (если такие ограничения не установлены законом в публичных интересах) (пп.1 и 2 ст.213 ГК); в отсутствии характерных для прежнего правопорядка преимуществ в защите прав публичных собственников.

 

Право собственности - наиболее широкое по объему правомочий, но не единственное вещное право, поскольку имеются также иные, ограниченные (по сравнению с содержанием права собственности) вещные права (ст.216 ГК). Юридическую специфику всех вещных прав составляет, во-первых, их абсолютный характер, отличающий их от относительных, обязательственных прав. Во-вторых, все вещные права оформляют непосредственное отношение лица к вещи, дающее ему возможность использовать соответствующую вещь в своих интересах без участия иных лиц. В обязательственных отношениях управомоченное лицо может удовлетворить свой интерес лишь с помощью определенных действий обязанного лица (по передаче имущества, производству работ, оказанию услуг и т.д.).

 

Кроме того, они защищаются с помощью особых, вещно-правовых исков, что составляет их третью отличительную черту. В-четвертых, их объектом могут служить только индивидуально определенные вещи, а потому с гибелью соответствующей вещи автоматически прекращается и вещное право на нее. Гражданский кодекс РФ прямо рассматривает право собственности как главную разновидность вещных прав.

 

Наконец, для них характерно право следования, обременяющее саму вещь и потому не зависящее от смены ее владельца (собственника), а также закрытый (исчерпывающий) перечень таких прав и определения их содержания непосредственно законом, а не договором сторон.

Право собственности представляет собой наиболее широкое по содержанию вещное право, которое дает возможность своему обладателю - собственнику и только ему определять характер и направления использования принадлежащего ему имущества, осуществляя над ним полное хозяйственное господство. В п.1 ст. 209 ГК правомочия собственника раскрываются с помощью традиционной для русского гражданского права триады правомочий: владения, пользования и распоряжения.

Под правомочием владения понимается основанная на законе (т.е. юридически обеспеченная) возможность иметь у себя данное имущество, содержать его в своем хозяйстве (фактически обладать им, числить на своем балансе и т.п.). Правомочие пользования представляет собой основанную на законе возможность эксплуатации, хозяйственного или иного использования имущества путем извлечения из него полезных свойств, его потребления. Оно тесно связано с правомочием владения, ибо в большинстве случаев можно пользоваться имуществом, только фактически владея им. Правомочие распоряжения означает аналогичную возможность определения юридической судьбы имущества путем изменения его принадлежности, состояния или назначения (отчуждение по договору, передача по наследству, уничтожение и т.д.).

В своей совокупности названные правомочия исчерпывают все предоставленные собственнику возможности. Попытки дополнить эту триаду другими правомочиями, например, правомочием управления, остаются безуспешными. При более тщательном рассмотрении такие правомочия оказываются не самостоятельными возможностями, предоставляемыми собственнику, а лишь способами реализации уже имеющихся у него правомочий (чаще всего - правомочий распоряжения и (или) пользования), т.е. формами осуществления субъективного права собственности.

 

Обозначение правомочий собственника как триады возможностей свойственно лишь российскому правопорядку. Впервые оно было законодательно закреплено в 1832 г. в ст. 420 т. Х ч.1 Свода законов Российской империи, откуда затем по традиции перешло и в гражданские кодексы 1922 и 1964 г.г., и в Основы гражданского законодательства 1961 и 1991 г.г., и в новый ГК РФ. В зарубежном законодательстве имеются иные характеристики этого права. Так, согласно $903 Германского гражданского уложения собственник может распоряжаться вещью по своему усмотрению и отстранять других от всякого воздействия на нее; в соответствии со ст. 544 Французского гражданского кодекса собственник пользуется и распоряжается вещами наиболее абсолютным образом; в англо-американском праве, не знающем в силу своего прецедентного характера легального (законодательного) определения права собственности, его исследователи насчитывают до 10-12 различных правомочий собственника, причем способных в разных сочетаниях одновременно находиться у различных лиц, и т.д.

 

У собственника одновременно концентрируются все три указанных правомочия. Но порознь, а иногда и все вместе они могут принадлежать и не собственнику, а иному законному владельцу имущества, например, арендатору. Следовательно, сама по себе триада правомочий еще недостаточна для характеристики прав собственника. Суть права собственности состоит не в количестве и не в названии правомочий, а в той мере реальной юридической власти над своим имуществом, которая предоставляется и гарантируется собственнику действующим правопорядком. Так, ранее действовавший Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. в ст.92 формально наделял всех собственников одинаковыми правомочиями владения, пользования и распоряжения, хотя по своему характеру и возможностям осуществления правомочия государства-собственника не шли ни в какое сравнение с правомочиями личных собственников-граждан, подвергнутым многочисленным ограничениям.

С этой точки зрения главное, что характеризует правомочия собственника в российском гражданском праве, - это возможность осуществлять их по своему усмотрению (п.2 ст. 209 ГК), т.е. самому решать, что делать с принадлежащим имуществом, руководствуясь исключительно собственными интересами, совершая в отношении этого имущества любые действия, не противоречащие однако закону и иным правовым актам и не нарушающие прав и законных интересов других лиц. В этом и состоит существо юридической власти собственника над своей вещью.

 

Важная особенность правомочий собственника заключается еще и в том, что они позволяют ему устранять, исключать всех других лиц от какого-либо воздействия на принадлежащее ему имущество, если на то нет его воли. В отличие от этого правомочия иного законного владельца, даже одноименные с правомочиями собственника, не только не исключают прав на то же имущество самого собственника, но и возникают обычно по воле последнего и в предусмотренных им пределах, например, по договору аренды.

 

С другой стороны, закон устанавливает определенные границы содержания права собственности, которое не может быть беспредельным. Во-первых, согласно п.2 ст.209 ГК собственник вправе совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц. Это - общие границы права собственности.

 

Во-вторых, для некоторых видов недвижимого имущества (земельных участков, жилых помещений) установлены также специальные - целевые и иные границы. Например, жилые помещения предназначены лишь для проживания граждан и потому их использование в иных целях, в частности, для размещения различных контор (офисов), складов, производств и т.д., хотя бы и по воле или с согласия их собственника, допускается только после перевода этих помещений в нежилые в установленном законом порядке (пп.2 и 3 ст. 288 ГК).

 

Наибольшим ограничениям подвергнуто содержание права собственности на землю и другие природные ресурсы (п.3 ст.209 ГК). Во-первых, сама возможность возникновения частной собственности на данные объекты, признанная ч.2 ст.9 Конституции РФ, действующим законодательством значительно ограничивается для земельных участков и полностью исключается для ряда иных природных ресурсов (недр, лесного фонда, природных лечебных ресурсов и др.). Во-вторых, оборотоспособность этих объектов, т.е. их возможность быть предметом гражданско-правовых сделок, в том числе по их отчуждению, также является ограниченной (п.3 ст.129 ГК), что влечет соответствующие ограничения в содержании и осуществлении правомочия распоряжения ими. В-третьих, осуществление прав собственниками земли и других природных ресурсов, разрешенных законом к обороту, допускается при условии соблюдения экологических предписаний и запретов (ненанесения ущерба окружающей среде), а в ряде случаев - и целевого назначения соответствующего объекта, т.е. дополнительных границ реализации данных прав.

 

Наконец, в-третьих, законом или договором могут быть предусмотрены и ограничения (пределы) осуществления права собственности. Собственник не может использовать свое имущество с исключительной целью причинить вред другому лицу (п.1 ст.10 ГК), а залогодатель, оставаясь собственником отданной в залог вещи, по общему правилу лишен возможности распоряжаться ею без согласия залогодержателя (п.2 ст.346 ГК). Права собственника недвижимого имущества, приобретенного по договору пожизненного содержания с иждивением (плательщика ренты), в соответствии со ст.601, 604, 605 ГК исключают для него возможность отчуждать или иным образом распоряжаться этим имуществом без согласия своего контрагента (получателя ренты).

Публичная собственность в соответствии с российским законодательством имеет две разновидности - государственную и муниципальную собственность. Право государственной собственности характеризуется множественностью субъектов, в роли которых выступают Российская Федерация в целом и ее субъекты - республики, края, области и т.д., но не их органы власти или управления (п.3 ст. 214 ГК). Последние выступают в имущественном обороте от имени соответствующего государственного образования и в соответствии со своей компетенцией лишь осуществляют те или иные правомочия публичного собственника (ст. 125 ГК).

 

Муниципальная собственность не является разновидностью государственной собственности, а представляет собой самостоятельный вид публичной собственности. Субъектами права муниципальной собственности в п.1 ст. 215 ГК объявлены городские и сельские поселения и другие муниципальные образования в целом. От имени соответствующего муниципального образования-собственника его правомочия в соответствии со своей компетенцией могут осуществлять те или иные его органы (п.2 ст. 215, ст. 125 ГК), что не делает их собственниками соответствующего имущества.

 

Находящееся в государственной или муниципальной собственности имущество подразделяется на две части (п.4 ст.214, п.3 ст.215 ГК). Одна часть закрепляется за государственными или муниципальными предприятиями и учреждениями на ограниченных вещных правах хозяйственного ведения или оперативного управления. Это распределенное публичное имущество составляет базу для участия в имущественном обороте этих организаций как самостоятельных юридических лиц, а потому не может служить для обеспечения покрытия возможных долгов публичного собственника. Имущество, не закрепленное за предприятиями и учреждениями (нераспределенное государственное или муниципальное имущество), прежде всего, средства соответствующего бюджета, составляет казну публично-правового образования. Такое имущество может быть объектом взыскания кредиторов публичного собственника по его самостоятельным обязательствам (п.1 ст.126 ГК). Казну соответствующего публично-правового образования составляют прежде всего бюджетные средства (абз.2 п.4 ст.214, абз.2 п.3 ст.215 ГК).

Право собственности является не только наиболее широким, но и наиболее устойчивым вещным правом, составляя основную юридическую предпосылку и результат нормального имущественного оборота. Поэтому закон специально регулирует основания его прекращения (правопрекращающие юридические факты) с тем, чтобы сохранить и поддержать прочность права собственности в соответствии с провозглашенным в п.1 ст.1 ГК принципом неприкосновенности собственности. Прежде всего это относится к возможностям принудительного прекращения права собственности (помимо воли собственника).

Принудительное изъятие у собственника принадлежащего ему имущества допустимо только в случаях, прямо перечисленных п.2 ст. 235 ГК. Перечень таких случаев сформулирован исчерпывающим образом, не допускающим его расширения даже иным федеральным законом. В этом состоит одна из важных гарантий прав собственника. Изъятие имущества у собственника и в названных случаях по общему правилу производится на возмездных основаниях, т.е. с компенсацией собственнику стоимости изымаемой вещи (вещей).

 

Лишь в двух случаях закон допускает безвозмездное изъятие у собственника принадлежащего ему имущества помимо его воли. Во-первых, это - обращение взыскания на имущество собственника по его обязательствам (поскольку ст. ст. 24, 56 и 126 ГК допускают обращение взыскания кредиторов на имущество собственников-должников). По общему правилу оно допустимо только на основании судебного решения.

Во-вторых, это - конфискация имущества собственника в соответствии со ст. 243 ГК. Конфискация может быть применена к частному собственнику за совершение уголовного преступления (в соответствии с правилами конкретных норм Уголовного кодекса), либо иного правонарушения (обычно - административного). Едва ли не единственный случай применения конфискационной санкции за гражданское правонарушение предусматривает правило ст. 169 ГК, устанавливающей возможность безвозмездного изъятия имущества в доход государства в случае умышленного совершения сделки с целью, противной основам правопорядка и нравственности. По общему правилу, конфискация осуществляется в судебном порядке. Административный порядок конфискации может предусматриваться законом (например, при изъятии предметов контрабанды таможенными органами, незаконных орудий охоты и лова - органами охраны природы и т.д.). Однако в этом случае изъятие может быть обжаловано в суд.

Особое внимание новое гражданское законодательство России уделило защите права собственности и других вещных прав. В соответствии с основополагающим принципом неприкосновенности и всемерной защиты права собственности оно предусмотрело специальную систему мер, призванных охранять права и интересы частных собственников от различных посягательств на их имущество.

 

При непосредственном нарушении права собственности (например, при похищении или ином незаконном изъятии имущества) в российском гражданском праве используются вещно-правовые способы защиты в форме абсолютных (вещных) исков, т.е. исков, предъявляемых к любым нарушившим вещное право третьим лицам. Гражданский кодекс традиционно закрепляет два классических вещно-правовых иска, служащих защите права собственности и иных вещных прав: виндикационный (actio rei vindicatio), т.е. иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения (ст.301 ГК) и негаторный (actio negatoria), т.е. иск об устранении препятствий в пользовании имуществом, не связанных с лишением владения вещью (ст.304 ГК).

 

В обоих случаях речь идет о таких способах защиты, которые призваны защитить право собственности на сохраняющийся в натуре имущественный объект (вещь). В случае его утраты или невозможности возвращения собственнику речь может идти только о компенсации причиненных убытков, относящейся уже к числу обязательственных, а не вещных способов защиты. Они обычно применяются к неисправному контрагенту по договору, учитывая конкретные особенности взаимосвязей сторон. При этом российское законодательство не предоставляет возможности выбора вида иска и не допускает так называемой конкуренции исков. При наличии договорных или иных обязательственных отношений должны предъявляться специальные, обязательственно-правовые, а не вещно-правовые требования в защиту своих прав.

Новую, самостоятельную группу гражданско-правовых способов защиты права собственности составляют иски к публичной власти, т.е. требования, предъявляемые к государственным органам (или органам местного самоуправления). Во-первых, закон допускает требование о полном возмещении убытков, причиненных частным лицам в результате незаконных действий (или бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или их должностных лиц, в том числе путем издания как нормативного, так и ненормативного акта, не соответствующего закону или иному правовому акту (ст.16 ГК). Во-вторых, с аналогичной целью может использоваться требование о признании недействительным ненормативного акта государственного или муниципального органа, не соответствующего закону или иным правовым актам (ст.13 ГК) и нарушающего право собственности или незаконно ограничивающего возможности его осуществления. Такие иски предъявляются, например, к налоговым и таможенным органам в случаях необоснованного обращения взыскания на имущество соответствующих лиц.

Таким образом, новое гражданское законодательство России предусматривает тщательное правовое оформление отношений собственности, включая всестороннюю защиту прав и интересов частных собственников.

 

Проф. Е.А.СУХАНОВ (МГУ)