N 2 - Marzo 2003 Lavori in corso Didattica & Innovazione

Профессор А.Е.Шерстобитов

Новое гражданское законодательство Российской Федерации

и законодательство о защите прав потребителей

Анализ законодательства о защите прав потребителей дает основания полагать, что совокупность входящих в него нормативных актов должна рассматриваться как комплексная отрасль законодательства, тесно связанная с отраслевым законодательством и черпающая из него основные, базовые категории (например, договор, правонарушение, вина, ответственность и т.д.), без использования которых правоприменительная деятельность в области защиты прав потребителей просто невозможна. Как комплексная отрасль, законодательство о защите прав потребителей представляет собой вторичное структурное образование в системе законодательства и включает нормы различных отраслей права.

В связи с этим необходимо проанализировать вопрос о соотношении отраслевого, прежде всего, гражданского и специального комплексного законодательства о защите прав потребителей.

Кодифицированное гражданское законодательство призвано придать общий характер основным формулировкам договоров, данных в разделе IV Гражданского кодекса Российской Федерации[1] Отдельные виды обязательств, с тем, чтобы они были рассчитаны не только на отношения с потребителями. Вместе с тем, в ГК сделан ряд крупных шагов по пути усиления именно гражданско-правовой охраны прав потребителей.

Во-первых, в общей части обязательственного права специально урегулированы особенности публичного договора и договора присоединения (ст.ст. 426, 428 ГК), стороной которых является потребитель, а также предусмотрена ничтожность соглашения об ограничении ответственности должника по договору, в котором кредитором является гражданин-потребитель (п. 2 ст. 400 ГК).

Во-вторых, в части второй ГК выделены либо специальные параграфы и главы, посвященные особенностям договорных отношений предпринимателей с потребителями ( 2 главы 30; 2 главы 37, главы 39, 44, 3 главы 59 и др.), либо отдельные нормы (ст.ст. 783,786, 799, 800, 835, 838 и др.).

В-третьих, в ГК появились новые договорные виды, в том числе специально рассчитанные на регулирование взаимоотношений между исполнителями и потребителями. Так, появление в ГК главы 39 позволило урегулировать многочисленные договоры в области культурного, спортивно-оздоровительного, туристско-экскурсионного и других областях обслуживания граждан.

И все же классическое гражданское законодательство не рассчитано и не должно быть рассчитано на регулирование всех вопросов, связанных с защитой прав потребителей. В связи с этим и в настоящее время имеется настоятельная необходимость в дальнейшем развитии и совершенствовании специального законодательства о защите прав потребителей, концентрирующего правовые нормы, обеспечивающие приоритет интересов потребителей в их взаимоотношениях с изготовителями, продавцами и исполнителями на рынке товаров и услуг.

Таким образом, законодательство о защите прав потребителей является комплексной отраслью законодательства, в рамках которой требуется не только тщательное регулирование разнородных общественных отношений для достижения цели защиты прав потребителей, но и его строгая согласованность с базовыми отраслевыми законами. Учитывая изложенное, следует придти к выводу о том, что содержание ст. 1 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года № 2300-1 О защите прав потребителей[2], которая называется Правовое регулирование отношений в области защиты прав потребителей, нельзя признать удачным. Во-первых, правовое регулирование отношений в области защиты прав потребителей осуществляется отнюдь не только гражданским законодательством, поэтому не только неясно, но и вообще необъяснимо, почему, скажем, нормы Уголовного кодекса Российской Федерации или Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях должны соответствовать ГК и анализируемому Закону. Во-вторых, даже когда речь идет только о гражданско-правовом регулировании отношений с участием потребителей, оно не может быть сведено исключительно к регулированию этих вопросов в ГК, Законе о защите прав потребителей, принимаемых в соответствии с ним иных федеральных законах и правовых актах Российской Федерации. Согласно п. 2 ст. 1, ст.ст. 5, 6, 8 и др. ГК регулирование гражданско-правовых отношений наряду с внутригосударственными правовыми нормами осуществляется также нормами международного права, правовыми обычаями, а также исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости.

Каково же сегодня соотношение ГК и Закона о защите прав потребителей. Для ответа на этот вопрос необходимо обратиться, в первую очередь к ст. 9 Федерального закона от 26 января 1996 г. № 15-ФЗ О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации[3], согласно которой в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд[4], такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с ГК, а также правами, предоставленными потребителю Законом о защите прав потребителей и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами. Такая формулировка дала основание полагать, что действие Закона о защите прав потребителей не только полностью сохранено, но во многих случаях дополнено правилами ГК, а соотношение этих двух законов характеризуется не противоречием или подчинением, а взаимодействием[5]. Однако представляется, что вопрос о соотношении этих двух законов несколько сложнее, а при установлении этого соотношения необходимо руководствоваться не только ст. 9 Закона о введении в действие части второй ГК, но и другими статьями второй части этого кодекса.

Во-первых, существуют договорные виды, для которых ГК ввел отличные от Закона правила, направленные на защиту прав потребителей (розничная купля-продажа и бытовой подряд). Согласно п. 3 ст. 492 и п. 3 ст. 730 ГК к отношениям по договору розничной купли-продажи с участием покупателя - гражданина, а также к отношениям по договору бытового подряда, не урегулированным ГК, применяются законы о защите прав потребителей и иные правовые акты, принятые в соответствии с ними. Это означает, что в случаях, когда отношения между продавцом, исполнителем и потребителем подпадают под действие 2 главы 30, 2 главы 37 и главы 39, если к отношениям по возмездному оказанию услуг применяются в силу ст. 783 ГК правила 2 главы 37 ГК, то нормы Закона могут применяться, поскольку они не противоречат указанным положениям ГК или не урегулированы им. Если же имеется противоречие между ГК и Законом, то в этих случаях должен применяться ГК.

Представляется, что и к отношениям исполнителей с потребителями, вытекающим из других договоров (например, проката, хранения и т.д.), Закон о защите прав потребителей должен применяться в части, не урегулированной положениями ГК об этих договорах и не противоречащей им.

Следует отметить, однако, что не все положения Закона о защите прав потребителей должны были применяться только субсидиарно. Некоторые из них как специальные должны были иметь приоритет перед ГК. В частности, это могло иметь место в случае, когда ГК допускал установление иных по сравнению с ним правил законом или иными правовыми актами. Так, согласно ст. 477 ГК покупатель вправе предъявить требования, связанные с недостатками товара при условии, что они обнаружены в сроки, установленные этой статьей, если иное не предусмотрено законом. В связи с тем, что п. 1 ст. 19 Закона о защите прав потребителей предусматривал шестимесячный срок для обнаружения недостатков во всех товарах, за исключением недвижимости, то применяться должен был этот срок, а не двухгодичный, предусмотренный ст. 477 ГК. Аналогично была сформулирована и ст. 724 ГК о сроках обнаружения ненадлежащего качества результата работы, поэтому применяться должны были сроки, установленные ст. 29 Закона о защите прав потребителей. Было очевидно, что ГК устанавливал для потребителей более льготные правила. В связи с этим положения ст. 19 и 29 Закона о защите прав потребителей были приведены в соответствие с ГК[6].

Во-вторых, согласно п. 1 ст. 492 и п. 1 ст. 730 ГК договор розничной купли-продажи и договор бытового подряда заключается с потребителем только если продавец осуществляет предпринимательскую деятельность по продаже товаров в розницу, а подрядчик осуществляет предпринимательскую деятельность по выполнению по заданию гражданина (заказчика) определенной работы, предназначенной удовлетворять бытовые или другие личные потребности заказчика. Следовательно, если продавец или подрядчик, осуществляет предпринимательскую деятельность, но продажа товаров (выполнение работ или оказание услуг) для них не является систематической, то с потребителем будет заключаться просто договор купли-продажи или подряда, а правовое регулирование взаимоотношений между продавцом, исполнителем и потребителем будет подчиняться правилам, установленным в 1 главы 30 и 1 главы 37 (это касается и договора о возмездном оказании услуг). В этом случае на такие отношения в полной мере распространяются нормы Закона о защите прав потребителей.

В-третьих, с принятием части второй ГК права и обязанности исполнителей и потребителей по различным договорам об оказании услуг, не подпадающим под действие главы III Закона, а также ответственность за неисполнение или ненадлежащее их исполнение оказались достаточно тщательно урегулированными.

В настоящее время необходимо различать договоры об оказании услуг, хотя и отличающиеся от собственно подряда вообще и бытового подряда, в частности, но подчиняющиеся нормам о подряде (бытовом подряде). Такого рода договором, получившим название Возмездное оказание услуг, регулируется оказание большого количества видов услуг, в том числе, услуг связи, медицинских, ветеринарных, аудиторских, консультационных, информационных услуг, услуг по обучению, туристическому обслуживанию и иных (речь идет о многочисленных услугах в сфере культуры, спорта, медицины и т.п.). Согласно ст.ст. 779 и 783 ГК, во-первых, общие положения о подряде (ст.ст. 702-729 ГК) и положения о бытовом подряде (ст.ст. 730-739 ГК) применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит ст.ст. 779-782 ГК, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг; во-вторых, действие главы 39 ГК не распространяется на услуги, оказываемые по договорам, предусмотренным главами 37, 38, 40, 41, 44, 45, 46, 47, 49, 51, 53 ГК. Следует иметь в виду, что наряду с нормами главы 39 ГК по отдельным видам договора о возмездном оказании услуг могут существовать и нормы специальных актов. В частности, в области туристической деятельности был принят Федеральный закон от 24 ноября 1996 г. № 132-ФЗ Об основах туристской деятельности в Российской Федерации[7], в главе IV которого раскрываются особенности формирования, продвижения и реализации туристского продукта. К большому сожалению необходимо отметить, что нормы этого закона не только крайне декларативны, а в ряде случаев весьма туманны, но и содержат вопиющие ошибки. Так, согласно ст. 9 данного закона договорные отношения по туристическому обслуживанию - это формирование и продвижение туристского продукта. Туристский же продукт является в соответствии со ст. 1 рассматриваемого закона правом на тур, предназначенным для реализации туристу. Итак, туристский продукт - право, которое реализуется потребителю на основании договора, причем, как это следует из анализа ст. 10 этого закона, конкретные условия путешествия, розничная цена туристского продукта указываются в туристской путевке, выдаваемой туристу туроператором или турагентом. Туристская путевка является письменным акцептом оферты туроператора или турагента на продажу туристского продукта и неотъемлемой частью договора, а также документом первичного учета туроператора или турагента. Следовательно, во-первых, туристский продукт как право передается потребителю по договору розничной купли-продажи; во-вторых, туристская путевка, оказывается, является не письменной формой договора о туристском обслуживании, являющегося разновидностью договора о возмездном оказании услуг, а письменным акцептом оферты туроператора или турагента на продажу туристского продукта и, одновременно неотъемлемой частью договора (по всей видимости договора розничной купли-продажи туристского продукта), а также документом первичного учета туроператора или турагента. И в этом нет ничего удивительного, если учесть, что согласно той же ст. 10 рассматриваемого закона конкретный заказ туриста или лица, уполномоченного представлять группу туристов, на формирование туристского продукта туроператору оформляется в письменной форме как соглашение, имеющее характер предварительного договора. Вопросы возникают буквально по каждой строке этого документа, однако и указанного вполне достаточно, чтобы понять, что поскольку согласно п. 2 ст. 3 ГК нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, не должны противоречить Кодексу, статьи Закона об основах туристской деятельности, посвященные договорным отношениям по туристскому обслуживанию, не подлежат применению.

По одному из судебных дел Верховный Суд Российской Федерации отменил в порядке надзора решение городского суда Санкт-Петербурга, указав, что правоотношения между покупателем зарубежной путевки (тура) и туристической фирмой регулируются не нормами о купле-продаже товара, а нормами главы 39 ГК Возмездное оказание услуг и раздела 3 Закона о защите прав потребителей Защита прав потребителей при выполнении работ и оказании услуг[8].

Анализ норм глав 40, 41, 44-47, 49, 51, 53 ГК показывает: во-первых, что на них за редким исключением не распространяются нормы главы III Закона о защите прав потребителей, и, во-вторых, что согласно ст. 39 Закона последствия нарушения условий договоров об оказании услуг, не подпадающие под действие главы III Закона должны определяться именно законом, а не иными правовыми актами. Таким законом является, в первую очередь ГК. При этом в одних случаях в соответствующих главах ГК решаются только отдельные вопросы об ответственности исполнителей (ст.ст. 794-796 ГК), а более полное регулирование должно содержаться в иных актах. Так, согласно ст. 793 ГК в случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательств по перевозке стороны несут ответственность, установленную указанными ранее статьями ГК, а также транспортными уставами, кодексами и соглашением сторон. При этом соглашения транспортных организаций с пассажирами об ограничении или устранении установленной законом ответственности перевозчика недействительны.

В других случаях, ГК отсылает к общим положениям о договорной ответственности, урегулированным главой 25 ГК, как это, например, имеет место в случае с расчетами платежными поручениями (п. 1 ст. 866 ГК).

Наконец, по отдельным видам услуг в ГК содержится развернутая регламентация ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение ( 1 и 3 главы 47 Хранение, глава 51 ГК).

Кроме того, в некоторых случаях в связи со спецификой самих услуг ответственность может наступать и за причинение вреда. Это, прежде всего, касается услуг по перевозке пассажиров (ст. 800 ГК). Вместе с тем, необходимо иметь в виду, что речь идет отнюдь не только об этих услугах, но и о некоторых иных[9], так как ко всем договорным видам, на которые не распространяется действие главы III Закона, применяются нормы главы I и IV Закона о защите прав потребителей.

 

 

 



[1] Далее ГК.

 

[2] Действует в редакции Федеральных законов от 9 января 1996 г. № 2-ФЗ, от 17 декабря 1999 г. № 212-ФЗ, от 30 декабря 2001 г. № 196-ФЗ // СЗ РФ, 1996, № 3, ст. 140; 1999, № 51, ст. 6287; 2002, № 1 (ч. 1), ст. 2. Далее Закон о защите прав потребителей.

 

[3] СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 411.

 

[4] В Законе о защите прав потребителей (в ред. Федерального закона от 17 декабря 1999 г. № 212-ФЗ) трактовка понятия потребитель изменена. Потребителем является гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

 

[5] Суханов Е.А. Вторая часть нового Гражданского кодекса и современный имущественный оборот // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 1996. № 3. С. 5-6; Комментарий части второй Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей.- М., 1996. С. 17.

 

[6] См.: Федеральный закон от 30 декабря 2001 г. № 196-ФЗ // СЗ РФ, 2002, № 1 (ч. 1), ст. 2.

 

[7] СЗ РФ. 1996. № 49. Ст. 5491. Далее - Закон об основах туристской деятельности.

 

[8] Обозрение: судебные новости, 2001, № 1.

 

[9] При таких обстоятельствах должны применяться нормы главы 59 ГК РФ, регулирующие ответственность за причиненный вред. Ситуация, когда нарушением договорных обязательств может быть причинен вред жизни, здоровью или имуществу, и должны применяться нормы главы 59 ГК РФ, может возникнуть, в частности, при оказании платных медицинских услуг.